Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Опять несколько оффтопик для нашего первоэпошного сообщества, но рассказик стоит того. пожалуй, это самый лучший стёю на тему назгулов, кроме, разве что "Как начиналась Война Кольца" Ассиди.

15.11.2010 в 21:26
Пишет kemenkiri:

А теперь - не очень серьезный назгул...
....за отсутствием толкового заглавия именуется ныне

Квента про лоссохского назгула


- А как Вы, почтеннейший, относитесь к Саурону?
- За почтеннейшего конечно благодарю, хоть и переборщили Вы тут немного… А то может, на «ты» перейдем?
-Хорошо, давай на «ты». Ты мне, между прочим, не ответил.
- На что?
- Гхм… Как ты к Саурону относишься? … А? … Не слышу ругательств!
- К кому?
- Только не говори мне, что в твоей глуши про него не слыхали. Наверняка каждый день проклинаете!
- Зачем?
- Ну как же – страшный, черный, живет в огромном черном замке, всем зло делает… Признавайся, ведь так и говорят? Сам не говорил – так слышал непременно.
- Ну… слышал. Только не про этого – как ты его? Страшно – это ночью, да так, что хоть на улицу не выходи, даже если нужно очень. Черные это в Хараде, говорят, самой земли чернее. Зло делают – это из соседней деревни, тут я и сам скажу и повторю. А большой черный… как ты говоришь?
- Замок. Ну, дом. Большой дом. Много больше, чем эта корчма.
- И комнат в нем больше?
- Конечно. Ты и не представишь, сколько их там.
- Тогда точно зло. Большое зло. Я вот однажды в другой корчме был. Не в этой. Точно не в этой – там еще комнаты наверху были. Много. Одна за одной. Еле на улицу дорогу нашел. Зло, большое зло.
- Ну… наверное. Только мы с тобой о Сауроне вроде говорили.
- О ком?
- Э… ммм….. ааа… Ладно! Может, имени такого в ваших лесах и не слыхали, замок себе представить не могут… Но про назгулов-то, что служат ему – наверняка знаете!
- Про кого?
- Про назгулов. Тоже черные, страшные…
- То есть тоже из Харада. И ночью.
- Да нет же! И ночью. И днем. Когда нужно. Из Харада. Из Нуменора. Отовсюду приходят! Откуда не зовут – и то являются… Но все черные. Цвет у них такой, любят они его! Хороший цвет потому что – это уж я тебе по секрету говорю, другие тебе так не скажут…
Ну так что, про назгулов хоть что-то слыхал? Которые по-над Средиземьем на крылатых черных тварях носятся?!
- На чем?
- Ну на таких… животных. Вроде летучей мыши.
- На мышах летают? Да, такое только в Хараде могли придумать… В соседней деревне точно никогда не додумаются. А в нашей – и не станут. Неправильно это – на мышах по небу.
- Я ж тебе говорю – на ле-ту-чих мышах!
- Вот я и говорю – на мышах летают.
- У вас что ж, и летучих мышей нет? По воздуху ночью не носятся, ушастые, крылья перепончатые, на лапах когти…
- У нас всякие летают. И ночью. И днем. С крыльями. И с когтями. Точно – на себе пробовал. Может, и с ушами. Я на птиц мало смотрю, я зверя промышляю. Не мышей, конечно, покрупнее. И не летаю на них.
- Ох, мужик… Говорить с тобой – словно на солнышке Харадском перегреться, а ведь так далеко на Север я давно не собирался. Целую эпоху, почитай. Не до того было… А, не время вспоминать! Только как же с тобой объяснится?! Вроде на одном Всеобщем языке говорим…
- Да я могу и по-нашенски.
- А это идея! Ты даже не говори – просто подумай что-нибудь. … Так. Рыжая, с хвостом, по лесу бегает? Это я понимаю. Но по-вашенски мы говорить не будем, там таких слов нет. Нда, а на Всеобщем ты таких не знаешь… ну да ладно. Только чем-то взял ты меня за сердце, вижу – не знаешь ничего, а душа-то у тебя чистая, рассказать тебе хочу, как все на самом деле есть… Так что слушай.
Есть такие назгулы. У Саурона. Летают над Средиземьем – знаешь такое слово? нет? верю, - ну, в общем, везде летают.
- На мышах.
- Ну, потом разберемся. Всякое зло творят. То есть, это люди так говорят. А эльфы тем более. А гномам до них дела нет. А хоббитам… да ладно, ты про таких и не слыхал, вижу ведь!
А на самом деле они добро творят, мир хранят, в Арде поддерживают Равнове… - одним словом добро всякое да и только. А еще не умирают они. То есть умирать умирают, а умереть не могут. Неприятное это дело, доложу я тебе. И не пьют совсем. Того, что крепче воды. Это тем более неприятно…
А все потому, что есть у них кольца…
- На ушах.
- Почему?!?
- А где еще кольца носить? У нас все так носят.
- Ну, у вас – это другое дело. А у них – на пальце.
- Почему?
- Потому что У НИХ так носят. Нравится им это, хорошо это, - видишь, у меня тоже кольцо на пальце, не в ухе, у назгулов почти такие же, поверь мне, даже лучше, с камнем, и тоже у каждого на пальце…
- А почему не на ушах?
- Ох, Тьма Великая… Уже не знаю, как тебе объяснить, - вот, смотри, достаю кольцо из кармана, - теперь уж точно, как у назгулов, с камешком, - на, держи, попробуй его на ухо надеть! … Не получается? Правильно! А теперь на палец попробуй. … Ну как?
- Да ничего. Хорошо вроде. Хоть и не на ухе.
- Вот. Понял наконец? Ну и замечательно. Ты теперь, между прочим, тоже назгул.
- Ага, у кого кольца не на ушах – те и есть назгулы?
- О-хо-хо-хо…. Охххх… Ну ты и рассмешил меня, мужик! Эпохи две уж я так не смеялся… Я понимаешь ли, представил себе Владычицу Галадриэль и Дурина Второго Бессме… Да ты и про них сейчас спрашивать начнешь, нет, не надо… В общем, не все, не все, это ты мне уж без объяснений поверь. Тех, у кого на пальцы всякое надето, - много… Бывает и путаница, между прочим, - вот уж не подумал, а надо было действительно различия запроектировать: скажем, Девять - на уши, Семь – в нос, Три…хм... Да только все равно поздно! Так вот, тех, кто с кольцами всякими – много (ПОКА много), а назгулов – мало… теперь вот на одного больше стало – на тебя между прочим, ты это осознал?
- На меня?
- Да. И по этому незабываемому случаю, в этот торжественный момент я хотел бы…
- А, правильно. Сейчас же вроде ночь. Ты еще скажи, что мы в Хараде.
- Не в Хараде. Когда садились за стол, точно не в Хараде были. Вроде. Хотя с тобой я уже ни в чем не уверен.
- И на мышах я теперь летать смогу? А как?
- Сможешь, сможешь… потом разберемся, на ком.
- И зовут меня теперь Назгул… Да, а тебя-то как?
- Ну, называть тебя теперь будут по-всякому, можешь заранее все известные ругательства припомнить и пару новых выучить, чтобы потом не удивляться, и имя свое можешь себе оставить, кстати как там… впрочем, не говори, после такого разговора уже ничего не запомню…
А меня… А, тоже бесполезно, у тебя самого вижу, от новых сведений голова сильмарилловидная, граненая такая… Ну да не печалься. Потом познакомимся, когда в гости приедешь. На новое место жительства то есть. Дом большой, черный, комнат много, и наверху, и внизу, и над пропастью прямо... Выход, ясное дело, не найдешь, иные нужные места – тоже, сам порой путаюсь, а ведь строил сам когда-то, и надоедает это все иногда страшно… Тогда бросаю все к нолдорской матери и улетаю куда глаза глядят – со всякими беседовать… вроде тебя… пока от них больше прежнего не устану. Как сейчас.
Кстати. Там, во дворе, за конюшней – естественно, «за», коней-то от такого зрелища Намо хватит – тварь стоит. Крылатая. Твоя. Даже оседланная. На кого похожая – сам разбирайся. Садись на нее – хоть сейчас, хоть утром, - и лети. Куда пожелаешь – хоть в Харад. Вот-вот, отправляйся-ка ты в Харад, она дорогу знает и вообще умная, - ты только подумай получше о том, что нужно, - а дорога длинная, как раз хоть что-нибудь поймешь за это время, опять же Кольцо все-таки, а то еще и кого из собратьев повстречаешь, опытом поделятся… кто потерпеливей.
И – твори, что хочешь. Что умеешь. Добро, зло - что получится! Чтоб я тебя два месяца не видел. Там – поостыну, подготовлюсь, трав успокоительных попью – поговорим еще. Два месяца, слышал? Это – приказ. А первое назгульское правило – приказам повиноваться беспрекословно.

28.07.00

URL записи

@темы: Не своё, Фанфикшен, Юмор