19:43 

Ворованные посты-9.

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
02.10.2011 в 17:07
Пишет Райхэн Киннери:

- Владыка, - падает на колено один из капитанов пришедшего отряда. Кажется, харадрим. – Мы принесли новости и золото.
- Прекрасно, - короткий кивок и холодный голос. Гортхауэр Жестокий давно привык к почтению, верности и дани. Оспорить слово Владыки Севера не смел никто. Зачарованная темная сталь клинков его слуг отучила возражать, а обжигающее пламя драконов научило даже не пытаться собрать восстание – с неба все видно, а такая служба наблюдения эффективна еще и потому, что на месте пресекает все незаконные поползновения.
Налаженный быт Твердыни Севера, казалось бы, ничто не могло теперь нарушить. Ну, правда, где-то там еще есть эльфы и они все еще не вернули незаконно уведенное колечко. Но это можно обсудить при случае, когда они окажутся в гостях…в подземельях. Желательно в оковах. Ну, можно и у них на территории – с парой-тройкой армий для большего успеха дипломатической миссии.
- Владыка! – влетевший орк упал не на одно, а сразу на оба колена. Все бы ничего, но звучало это не обращением, а уведомлением…
- Что?.. – харадримец отшатнулся, увидев взгляд Саурона.
- Там… - старый орк, капитан, выглядел так, будто ахэрэ попутали его с мэллорном и решили пустить на отопление, - там Владыка!
- Что значит – там Владыка? – звенящая сталь в голосе Саурона не оставляла сомнений в судьбе того, кто при нем назвал Владыкой кого-то другого. Вот разве что варианты еще есть – медленно или очень медленно умирать.
Ответ влетел вместе с ворвавшимся в окно капитаном барлогов, нырнувшим под трон Саурона. И как только уместился?
- Там Мелькор!
Харадримец, посмотрев, как меняется выражение лица Жестокого, предпочел не спрашивать о причинах такой реакции, тихо пристроившись в углу. Уходить не хотелось – любопытно же. Да и кто выпустит?
- Какой еще Мелькор? – выволакивая упирающегося балрога, сквозь зубы поинтересовался Гортхауэр.
- Учитель твой! – жалобно пискнул огромный балрог, усиленно пытаясь забраться обратно под трон. – Он же меня в лед закопает, узнав, что я тут с тобою наделал…
- Учителя нет в Мире, - четко разделяя слова, медленно проговорил Гортхауэр. Рука, впрочем, таки сама собой отпустила упирающегося балрога, и тот таки забрался под трон. Оттуда и отвечал:
- А кто, по-твоему, назгулов завернул с задания? Король Манве Сулимо?
- Как это завернул?
- Так, что они аки мирные котятки свернулись в клубки. Вон, за окном, сам глянь. Тихие как камышь.
- Трусливые как мышь, - не очень-то уверенно ругнулся Саурон, но за окно выглянул.
Вся Девятка, весь его дражайший спецотряд, красовался под окнами, имея, в самом деле, вид нашкодивших котят. Даже если их лично Тулкас гнал сюда, и то они не выглядели бы так. – Эй! В чем дело?
- Владыка, - прошелестел голос Короля-Чародея. Мертвый или нет, но выглядел он так жалко, что его было почти жаль.
- Что… он? – понимая, что это, кажется, не шутка, поинтересовался Черный Властелин, чувствуя, что если ребята правы, то ему и под троном не спрятаться.
- Угу.
- Давайте сюда, - распахивая окно.
Девять черных вихрей влетело в тронный зал, последний покрепче закрыл окно за собой, подперев его изнутри стулом.
- Рассказывайте.
- Учитель твой…
- Я уже понял, что не Тулкас вас пинками гнал.
- Да лучше бы Тулкас! С ним хоть драться можно. А как он вернуться-то смог?
- Он всегда умел удивлять…И что Учитель?
- Зол. Ругался так, что я записывать хотел, да не успел.
- Эру на мою голову! – взвыл Жестокий.
- Делать-то что будет? – деловито поинтересовался Второй. – Если он застанет такую картину…
- Сам знаю, - буркнул Гортхауэр, живо вспоминая все, что Учитель думает о его методах управления и работы. Кто бы мог подумать, что сейчас, когда он наконец-то все наладил, появится Мелькор?! Он же голову отвернет… Хотя нет. Хуже. Устыдит. Лучше бы голову отвернул!
- Может, мы темницы в комнаты переделаем?
- Да, и пленников отпустим гулять, - огрызнулся Владыка. «Хотя какой я теперь Владыка?» - со смесью радости и тихого ужаса подумал он.
- А что делать?
- Так. Во-первых, не психовать. Делаем вид, что у нас все хорошо. Венки наденьте…Да не смотрите на меня так! Из ирисов, они фиолетовые, к вашим плащам пойдут. По стенам повесьте драпировки. Сами, чтобы никто не возмущался, что мы их сверхурочно работать заставляем. Эльфы пленные есть?
- Семеро. В башне.
- Отпустить.
- Но!...
- Отпустить и волколаков по следу. Спишем на несчастный случай.
Назгулы хором облегченно выдохнули. Кажется, Владыка если и лишился ума, то по крайней мере не до конца. Ладно еще венки нацепить, но пленных отпускать?!
- Начинайте.
Повторять не пришлось – девять вылетели в дверь так же быстро, как до этого влетели в окно. Которое, впрочем, так и осталось запертым и подпираемым стулом.
- Вылезай, - простонал Гортхауэр в сторону трона. – Если он увидит тебя под троном, я буду объяснять еще и то, как довел тебя до такой тоски…
- Угу, - хмуро буркнул балрог, но все же выбрался из укрытия, - а когда поймет, что я – автор половины твоих нововведений, что со мной будет?
- С тобой-то ничего…
- А с тобой? Убьет? Орать будет?
- Хуже.
- Ммм?
- Устыдит.
- Тогда чего ты так психуешь?!
- А у него у единственного это получается. При чем так, что я после пары слов сам готов убиться и наорать на себя. А он еще и не дает.
Харадрим, сидевший в углу, подошел к Владыке.
- Владыка!
Саурон подпрыгнул как ужаленный, собираясь заорать «Не называй меня так!», но понял бессмысленность поступка. Всех сейчас не оббежишь с такими поправками в Устав…
- Что тебе-то?
- А если от него откупиться?
- Идиот… - тихо простонал Гортхауэр, представляя, то ЕЩЕ скажет Учитель, если поговорит с этими людьми. Кажется, тут не отделаться разговорами о смене порядков в крепости.
- А украшения? – почти не веря в успех, тихо проговорил харадримец.
- Гений! – счастливо улыбаясь, подпрыгнул Жестокий. – Украшения! Берете все ваше золото и делаете украшения. Сейчас.
- Но Владыка, тогда не столь удобно использовать его как деньги.
- К балрогам! Потом разберемся с удобством.. Иди! - сунув в руки ошалевшему вояке принесенный мешок дани. – Вернешься, когда это будут не жалкие монеты, а тонкие украшения.
Молча кивнув, тот вышел из зала.
Если бы он задержался на пару секунд и обернулся, он увидел бы невозможную, по меркам любого из северян, картину: Саурон Жестокий и Великий Готмог, переглянувшись, со стоном сползли по стенкам зала на пол.
- Успеем? – тихо спросил один.
- А у нас есть выбор? – так же тихо поинтересовался второй.
***



URL записи

===========================

23.10.2011 в 19:35
Пишет Райхэн Киннери:


- Мелькор, вылезай!
Ответом было тихое шуршание, намекающее на то, что узник Загранья в очередной раз не намерен выполнять требования Владыки Судеб, на которого возложили миссию по возвращения Мелькора, припомнив прошлую выходку с Ангайнор. Намо не сразу понял, что зря согласился на это: бессмертный узник возложил на намерения его освободить, при чем абсолютно и бесповоротно. И даже Владыка Судеб Арды не мог заставить его, находящегося не в Арде, сделать то, что тот не желал.
- Вылезай!
- Не буду, - раздалось ощутимо издалека. Голос был тихим, так что если бы не острый слух Валы, его было бы и не разобрать.
- Мелькор, я должен тебя выпустить, - Намо уцепился за возможность хотя бы поговорить с упрямцем. Еще с предвечных времен известно – если Мелькор во что упрется, пиши пропало! То Замысел пропадет, то майяр у Ауле, то целый народ из-под носа в Исход уйдет… Но ведь надо же попробовать?
- А я тут при чем?
- Ну, понимаешь, я не могу тебя выпустить, если ты и дальше будешь прятаться от меня по закоулкам Загранья.
- Кому должен, тем это и объясняй.
- Разве ты не хочешь на свободу?
- Судя по прошлому разу, видал я ту свободу…
- Мелькор, - вздохнул Намо, - ты должен выйти. Понимаешь?
- Что, опять Замысел?
- Хуже. Приказ Короля Мира.
- Имел я ввиду и приказ, и вашего короля!
- Короля – строго говоря – пока не имел, - ухмыльнулся Владыка Судеб, видевший на гобеленах своей супруги многое, в том числе и возникшие в одной из ветвей грядущего чуднЫе рассказы с названием «слэш».
- Сами с ним наслаждайтесь, - огрызнулся Черный вала, но, впрочем, приблизился таки поближе к Грани, так что голос его стал громче. Видимо, орать, ведя беседу, оказалось все-таки неудобным. Намо принялся развивать успех:
- Понять, наслаждаемся мы или нет, оттуда ты все равно не можешь.
- Не очень-то и хочу.
- А что ты хочешь?
- Поспать, - буркнул Мелькор. – Надоел ты мне. Имел я вашу идею с моим возвращением, и иметь буду.
- Имей ты кого хочешь, но вылези уже из-за этой чертовой Грани!
- Еще чего? Тут тепло, темно, уютно! В глаза не тыкают, ученики на ушах не виснут. Я и Тьма. Мне хо-ро-шо, понимаешь?
- А о других ты подумать не хочешь?! Твой Гортхауэр пол-Арды достал, между прочим.
- Вот когда всю достанет – подумаю…
- Мелькор, - застонал в который раз Намо, - ты понимаешь, чем это кончится? Если ты не выйдешь, не вернешься к своим ученикам, не объяснишь им, что войны не нужно, то их уничтожат в итоге.
- А если вернусь, уничтожат вместе со мной?
- Да кто тебе сказал?
- Великий бог Опыт!
- Вы-хо-ди…
- Не буду!
- Мелькор, я твоих орков полчищами по Чертогам гоняю! Хотя бы тут порядок наведи, а? Обещаю, я тебя обратно за Грань пущу потом.
- Ты – пустишь, а Тулкас?
- Что – Тулкас? – искренне обалдел Владыка Судеб.
- Да ему мой черный плащ хуже красной тряпки быку! Он меня за Грань потом не отпустит, пока им всю алмазную пыль не вытрет.
- Ты перегибаешь.
- А ты загибаешь! И загибаешь зря. Никуда я не пойду.
- Мелькор…

За Гранью раздался грохот и недовольная ругань на витиеватом Ахэне.
- Что за тварей ты мне подпустил? – ругаясь, поинтересовался Черный.
- Выходи, - настойчиво повторил Намо, не желая вдаваться в дебри рассуждений о том, что он понятия не имеет, какой прихотью пятки Эру так вовремя оказались сейчас в этой области Загранья неведомые зверушки. – Выходи. Тут их по крайней мере нет.
- Дверь открой.
Не веря успеху, Намо поспешно распахнул одну створку Двери Ночи, потянулся к другой, но упал от внезапного удара по телу чем-то теплым и мягким, но ощутимо тяжелым. Раньше, чем он встал, приоткрытая створка двери снова захлопнулась.
- Теперь – есть, - раздалось из-за Грани.
- Мелькор!!!
Загранье безмолвствовало.
По Чертогам, фыркая и крутя мордочками, расползались принявшие спешно размножаться делением Твари Загранья. Одна из них попутно зажевывала плащ Владыки Судеб, путаясь в нем же.
- Интересно, - поинтересовался сам у себя несчастный владелец Чертогов, - если я скажу Манве, что выпустил из-за Грани то, что там было, как скоро он поймет, что это не Мелькор?



URL записи

@темы: Не своё, Фанфикшен, Юмор

   

Твердыня Тьмы

главная