Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
ЧКА чуть-чуть АУ.

Кроваво-багровое небо... Нет, не кроваво-багровое даже, а какое-то кирпичное. Таким не должно уметь быть небо, таким оно утрачивает прозрачность, наливается каменной плотностью, каменной тяжестью, не небо - стена. А может, и в самом деле стена - Стена Ночи проглядывает теперь в Эндорэ. Что ж, если так - правильно, ты был свободой этого мира, а мир только что расписался в том, что ему не нужна свобода, что он её, свободу, ненавидит. Ну, так вот ему стена вместо неба. Тюремная.
И такие же мёртвые, тюремные сейчас глаза у тебя. Они глядят насквозь, они глядят - вовне. Куда-то туда, где нет ни пламени, ни надежды. Где не место живым. Раньше глаза твои умели менять цвет... Просто так, в зависимости от настроения. Помнишь, я любил эту простую игру - пытаться угадывать перемены красок в искристой бездне твоих глаз, пытаться, зная, что не угадаю никогда, ни разу. А теперь у тебя глаза цвета смерти, цвета тюремного неба, и бесполезно угадывать, потому что так теперь навсегда. И бесполезно звать, бесполезно молить, кричать и молчать равно бесполезно, здесь только твоя фана, искалеченная, изломанная, брошенная фана, а сам ты... сам ты - где? В холоде, в пустоте? Или ещё на белых камнях в Маханаксар под прицелами равнодушных взглядов судей и палачей твоих? Или ты смог снова обмануть их, я же помню, как виртуозно ты умеешь натянуть нос надменным выскочкам из Валинора, и сейчас где-то на путях вообще никому не ведомых? Где ты? И если здесь тебя нет, то почему и зачем, я упрямо продолжаю до боли в пальцах сжимать твою холодную руку?
Почему я говорю с тобой, это же глупо, это же непозволительная роскошь сейчас - предаваться отчаянью. Сейчас надо бежать и спасаться. Так почему я медлю, почему, Властелин мой, Учитель мой? Ведь ты сам велел мне уходить, ты хотел, чтобы я выжил. Говорил, что я - лучшее, что есть у тебя, что я любой ценой должен уцелеть, потому что иначе нельзя, потому что так тебе будет хотя бы капельку легче. Прости, Властелин мой, похоже, я не в силах выполнить твой приказ, второй раз за всё моё бытиё. Прости! Твоя жертва была напрасной. Потому что сейчас я не могу, просто не могу уйти, не могу оставить тебя одного под этим каменным небом! И я продолжаю сидеть тут и говорить, говорить - с пустой оболочкой твоей, хотя ясно чувствую, что минуты промедления могут более чем дорого мне обойтись, что ублюдок Эонвэ уже на подходе. Я говорю с тобой, говорю, потому что, сколь бы глупым это не казалось, каким-то упрямым краешком сердца я продолжаю упрямо верить, что ты меня всё-таки слышишь...
И вот, что я хочу сказать тебе, Властелин: где бы ты не был сейчас, что бы ты не делал - не смей сдаваться! Не дай им просто так похоронить себя! Это, может быть, уже не нужно такому усталому тебе самому, но это нужно - мне. Мне, мне, мне, понимаешь?!?
У меня есть ещё немного времени, чтобы побыть с тобой, Властелин, чтобы сказать тебе, всё, что не успел сказать, когда ты был рядом. Или не посмел. Или не хотел. Или и хотел бы, и посмел, но не придумал: как, какими словами... Этого много, очень. Несказанного. Этого всегда было так много, что у меня завелась привычка, смешная, наверное - когда я говорил сам с собой, я мысленно обращался к тебе...А сейчас я жалею, больше всего жалею, не о том, что нужно бы жалеть полководцу - разрушенную Цитадель, погибшее воинство, а об этом - несказанном. О том, что его так невыносимо много под злым стеной-небом. О, если бы произошло чудо, если бы время откатилось назад, или ещё что-нибудь такое случилось, вот, представь: я сейчас закрываю глаза, потом открываю - и ничего этого нет. Ни дымящихся развалин, ни этого неба из кирпича, а есть то, что всегда было и должно быть всегда. И ты дома, привычнейше в тронном зале, и вяло ругаешь меня за то, что я совсем распустил любимчиков-орков из Волчьей Стражи... Понимаю, это только фантазия. Чудес не бывает, а я просто глупый маленький майя. Да, не смотря ни на что маленький, ты сам говорил мне, что-де, мы, Изначальные, не стареем. Но раз не стареем, значит, и не взрослеем, и, знаешь, Властелин, таким маленьким, как сейчас я не чувствовал себя даже в первые свои осознанные минуты. Потому что тогда ты был со мной, а сейчас я не просто маленький, но ещё и одинокий Прости, Властелин, я и сам не знал, что умею быть таким беззащитным без тебя... Оказывается, я не понимал, что ты, сокрушающий запреты, ломающий стены, сам был стеной - для меня... Лучше бы ты их не ломал, да, лучше! Кому это всё было нужно, мятежи твои, все эти Диссонансы, если сейчас ты - проигравший в пустоте из-за них, если ты один, совсем один теперь, и черви Времени едят твою память и суть? Если из-за них ты вот так оставил меня, меня, МЕНЯ???
Впрочем, прости! Прости мне, это минутная слабость. Я сейчас встану, я сейчас уйду, сокроюсь, как ты и велел, сохраню себя живым. Пусть ты, Властелин, оставил меня, я тебя не оставлю! Я буду жить - и ждать. Я буду действовать, я стану сильнее, много сильнее, чем ты знал меня, я один буду - как мы вместе.
Потому что мы просто должны всегда быть вместе. Даже так, если не получается по-другому, а только так. Вместе - единой стеной силы против давящего неба-стены.
Пора, Властелин мой, я сейчас уйду.
И не буду говорить "прощай", потому что мы не прощаемся.

================

Вот как-то так. И ещё раз повторяю, мне будет очень приятно и отчаянно интересно взглянуть и на другие исполнения, если таковые последуют.


================
Извинений тысяча. Что-то у меня глючит, и не хочет под море убирать, хоть ты лопни.

Просьба очень уж увесистыми валинорскими тапками не бить - это вообще первый в моей жизни именно зонг-фик. (Угу, я с мороза. Очень с мороза, прямо с самой высокой вершины Гор Ночи. )))) И вообще, по Средиземью я чаще стёбы всяке пишу, а тут внезапно вот...

@темы: Фанфикшен, Своё